одержание и карта сайта Филосоыия Относительности
Оставить сообщение Автору проекта  " Философия относительности"

    Н.И.Брылёв. Статьи .

ЭКСПЕРТИЗА НА КОРРУПЦИОГЕННОСТЬ АНТИКОРРУПЦИОННОГО ЗАКОНОТВОРЧЕСТВА



 

НЕЗАВИСИМАЯ

МЕТОДОЛОГИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА И ЭКСПЕРТИЗА НА КОРРУПЦИОГЕННОСТЬ

"МЕТОДИКИ ПРОВЕДЕНИЯ ЭКСПЕРТИЗЫ ПРОЕКТОВ НОРМАТИВНЫХ
ПРАВОВЫХ АКТОВ И ИНЫХ ДОКУМЕНТОВ В ЦЕЛЯХ ВЫЯВЛЕНИЯ
В НИХ ПОЛОЖЕНИЙ, СПОСОБСТВУЮЩИХ СОЗДАНИЮ УСЛОВИЙ
ДЛЯ ПРОЯВЛЕНИЯ КОРРУПЦИИ
"

Принятой ПОСТАНОВЛЕНИЕМ ПРАВИТЕЛЬСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ от 5 марта 2009 г. N 196

ЧАСТЬ 1. МЕТОДОЛОГИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА ОСНОВНЫХ ПОЛОЖЕНИЙ МЕТОДИКИ.

ЦЕЛЬ ЭКСПЕРТИЗЫ – выяснить методологическую состоятельность и эффективность разработанной «методики…» в сравнении с принципами системного анализа и методическими правилами. Проверить наличие в положенях «методики…» коррупционных факторов (признаков коррупциогенности), изложенных в самой методике.

1.1       СООТВЕТСТВИЕ МЕТОДИКИ ПРЕДНАЗНАЧЕНИЮ.

Экспертиза названия и цели методики.

В преамбуле к методике сказано, что методика имеет цель:"... организация деятельности ... по предупреждению включения в проекты нормативных правовых актов положений, способствующих созданию условий для проявления коррупции, а также по выявлению и устранению таких положений..."

Из названия «Методики..экспертизы проектов..» и преамбулы явствует, что 100% действующих, "коррупционно токсичных" актов и документов (не проектов) не попадает под её действие, а значит, её даже половинчатой мерой правового механизма противодействия коррупции назвать нельзя.

Экспертиза соответствия методики своему предназначению.

Рассмотрим само понятие методики. Словари трактуют.

МЕТОДИКА - это конкретизация метода, доведение его до инструкции, алгоритма, четкого описания способа существования....". (Экономический словарь).

МЕТОДИКА - это система правил, изложение методов обучения чему-нибудь, или выполнения какой-нибудь работы. (Толковый словарь Ушакова).

Таким образом, методика, по своему общепринятому (в словарях) определению, предназначена для универсальной формализации экспертизы, с целью массового, единообразного и качественного её применения.

 В настоящей же методике основную задачу авторы видят в её особом смысле. В ней сказано (п.1):

«Основной задачей применения настоящей методики является обеспечение проведения экспертизы проектов нормативных правовых актов и иных документов (далее - документы) в целях выявления в документах положений, способствующих созданию условий для проявления коррупции, и предотвращения включения в них указанных положений (далее - экспертиза на коррупциогенность)» п.1.

Из «устоявшегося» общепринятого определения методики следует, что основная задача любой методики – не «обеспечение проведения экспертизы», а  разработка на основании общих принципов, правил, алгоритма проведения экспертизы на коррупциогенность. Обеспечение же, её обязательного, принципиально единообразного проведения, в силу особой общественной значимости, верховной надзаконности (наделение правом изменять существующие нормативные акты), должна быть закреплена не Постановлением Правительства а Конституцией страны. Налицо фактическое не соответствие декларированной «Основной задачи применения настоящей методики» её общепринятому предназначению.

Вывод 1. Основная задача методики не соответствует её общепринятому предназначению.

Объекты экспертизы.

Если с предметом экспертизы – проектами нормативно правовых актов понятно, то о каких «иных» документах идёт речь непонятно совсем. Ибо, согласно своему понятию,  документ - это зафиксированная на материальном носителе информация с реквизитами, позволяющими ее идентифицировать. (Большой юридический словарь). К документам, таким образом, относится даже бирка на товаре, рекламный щит или визитка. Вместе с тем, не акцентировано, что кроме нормативных актов, безусловными значимыми объектами для проведения экспертизы являются внутренние, действующие и разрабатываемые нормативные документы, регламентирующие деятельность структуры и сотрудника (устав организации, функциональные обязанности, инструкции и т.п.). Данный подход к формулированию объектов нормы, диспозитивен, противоречит требованию к методике, изложенной в самой же «Методике…» (п.8 и). Но никаких иных критериев, принципов селекции документов для экспертизы, общих правил, обязательных для экспертизы, методикой не приводится.

 Вывод 2. В «Методике…» не конкретизирован перечень видов документов (объектов) обязательных к экспертизе.

1.2 ОБЩИЕ ПРАВИЛА, СИСТЕМНОСТЬ, ДОСТОВЕРНОСТЬ, ПРОВЕРЯЕМОСТЬ.

В п.2 сказано: «В настоящей методике определяются правила предупреждения и выявления при подготовке и принятии документов коррупционных факторов и коррупциогенных норм». Но далее из текста методики следует, что все общие правила данной методики свелись к одному - «проведению экспертизы каждой нормы в отдельности» п.4., а вся методика свелась к выявлению (перечислению) коррупциогенных факторов, для признания коррупциогенными норм их содержащих. Если бы это была не методика, а перечень коррупциогенных факторов, тогда ладно. Но называется акт методикой. Само по себе расчленение документа на нормы не является руководящим правилом (методикой) для проверки самих норм. То есть, методика не проясняет порядок проверки самих норм.

Законотворчество постоянного развивается и по причине правового многообразия, можно ожидать появления иных факторов,  производных от данных факторов, не указанных в методике, но которые в итоге останутся не замеченными. По этой причине, перечисление данных коррупциогенных факторов также не является методикой (общим правилом), обеспечивающим «охват» иных коррупциогенных факторов не отражённых в перечне.

 

Вывод 3. Общие правила проведения экспертизы не являются общими правилами, не учитывают перспективное правовое многообразие и не содержат конкретики.

 

В п. 4. сказано: «Для обеспечения системности, достоверности и проверяемости результатов экспертизы на коррупциогенность необходимо проводить экспертизу каждой нормы проекта документа на коррупциогенность и излагать ее результаты единообразно с учетом состава и последовательности коррупционных факторов.»

Системность «Методики….», -  таким образом, свелась к «обеспечению проведения экспертизы», к «проведению экспертизы каждой нормы в отдельности» и к расплывчатой форме её документирования «единообразному изложению результатов с учетом состава и последовательности коррупционных факторов.» (п.4)

Достоверность свелась к подготовке административного экспертного заключения и не имеет иных механизмов реализации, кроме как создания очередной контролирующей надэкспертной структуры, чьё мнение достоверностью может, в принципе, и не отличаться. (п.5)

Проверяемость – свелась к возможности анализа этого экспертного заключения ещё одной контрольной надструктурой.(п.6)

***Позволю себе немного лирики. Для большей наглядности методического непрофессионализма, следует представить себе методику, например, чистки картошки, в которой лишь сказано, что картошку надо чистить по одной, а при чистке обращать внимание на «глазки» и «иное», которые могут, например, выглядеть так-то и так-то («факторы»). А очищенную картошку следует подвергнуть экспертному контролю по выявлению «глазков» и «иного». Контроль следует документировать и предоставить его по единообразной форме для следующего контроля. И при всём этом, ничего не сказано в методике об общих требованиях к качественному готовому продукту. Кто, что, где, когда, сколько времени, должен чистить. О требованиях к качеству сырья и инструмента. Об общих способах и приёмах чистки, технике безопасности, последовательности действий, критериях качества, основных общих правилах и прочем, от чего причинно зависит качество и количество очищенной картошки.***

 

Вывод 4. Методика не является системной, а достоверность и проверяемость в оценке  предполагают субъективную оценку эксперта, что само по себе коррупционно не защищено.

 

В методике одни и те же факторы встречаются в различных пунктах, в синонимичном выражении. Например, п.8а и п.8б; п.8в и п.8г; п.8е и п.8ж – по смыслу содержания идентичны.

Пункты п.2, и п.6 наделяют смысловыми различиями синонимичные понятия «создающие условия» и «способствующие созданию условий» для коррупционных деяний.

Так, пункт.2. «Коррупционными факторами признаются … проекты документов, которые могут …создавать условия легитимности коррупционных деяний….»

пункт.6. «… положения, не относящиеся … к коррупционным факторам, но которые могут способствовать созданию условий для проявления коррупции… Зачем людям глумить голову этой нелепицей?

 

Вывод 5. Коррупционные факторы, изложенные в данном документе, не обобщены по смысловому содержанию, по этой причине в «различных» факторах содержат много общих смысловых черт, тем самым не проясняют системный подход к их обнаружению.

 

Также, следует отметить, что среди факторов, связанных с наличием правовых пробелов в пункте 9д, указанные нормы ответственности, обычно присутствуют в ныне действующих нормах и должностных обязанностях. А значит, коррупциогенная экспертиза «пройдёт мимо них». Системный же анализ выявляет, что коррупциогенными их делает отсутствие механизма реализации ответственности, в следствии:

- присутствия коллективной ответственности;

- не соответствия степени ответственности лица его полномочиям;

- не соответствия степени ответственности лица величине оплаты его труда;

-отсутствия принципов регламентирующих определённую однозначно ответственность определённого лица, за его конкретные действия при определённых условиях;

В пункте 9е, сказано о необходимости общественного контроля. Но возможность общественного контроля также, теоретически присутствовала и  ранее, присутствует и ныне. А значит, коррупциогенная экспертиза «пройдёт и мимо них».  Проведи авторы системный анализ, было бы выявлено, что отсутствует механизм реализации общественного контроля в следствии:

- отсутствия обязательного регламента информационного взаимодействия органов общественного и депутатского контроля и подконтрольных им структур на всех этапах осуществления контроля: этапе рассмотрения и принятии решения; этапе реализации решения;

- отсутствия регламента реальных, действенных полномочий у общественных организаций контроля, предусматривающих достаточную степень воздействия на подконтрольные организации и должностных лиц за: не предоставление или предоставление ложной, не соответствующей запросу информации; за затяжку предоставления информации; за безликость ответа, расплывчатость формулировок и пр.;

Этих факторов в перечне нет.

 

Вывод 6. Не вскрывается причинная суть (механизм) тех или иных коррупционных факторов и как следствие упускаются значимые факторы.

 

1.3 ПРИЧИНЫ МЕТОДОЛОГИЧЕСКОЙ НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ «МЕТОДИКИ…».

 

Основная причина методологического несовершенства предлагаемой методики заключается в отсутствии системного подхода к познанию понятий «коррупция» и «противодействие коррупции».

Анализ предложенных в методике факторов позволяет утверждать, что при определённых условиях (о них ниже) основная их часть может быть реализована правовыми, а не административными методами. В «Методике…» и «Федеральном Законе N 273 от 25.12.2009 «О противодействии коррупции»», реализация положений этих документов предполагает, как правило, административные, контрольные методы, что не ново, затратно, не эффективно и коррупционно не защищено.

В современном естествознании общенаучное понятие системного подхода предполагает, прежде всего, общий причинно-следственный подход к сложному объекту, как совокупности отношений и связей между его элементами (свойствами).

Системный подход - направление методологии научного исследования, в основе которого лежит рассмотрение сложного объекта как целостного множества элементов в совокупности отношений и связей между ними. (Словарь по общественным наукам Госсарий.ру).

Системный подход к противодействию коррупции, это научно обоснованная теория, которая в своём основании должна содержать как любая теория:

- перечень базовых понятий антикоррупционного законодательства, сформированных строго по единой методологии, однозначно трактуемых, употребляемых в построениях данной теории, значимых;

- полный перечень признаков коррупции, систематизированный по группам (общественным проявления). При этом,  каждый признак проявления коррупции должен иметь конечное множество своих признаков, его идентифицирующих и порождающих;

- должен содержать анализ механизмов действия причин порождающих признаки, среду «проводящую» этот механизм, причинно-следственные связи факторов проявления коррупции и причин их порождающих вскрывающие общие закономерности изменения общественного явления коррупции от изменения от этих признаков (общественных проявлений);

- завершаться каждый этап системного анализа должен формулированием понятий имеющих причинно-следственную связь с «коррупцией».

Только на базе научного системного анализа, строится грамотная, эффективная, научно обоснованная методика противодействию коррупции и всё последующее антикоррупционное законотворчество.

Доказательством отсутствия системного подхода может служить итоговая формулировка понятия «коррупция», определённая понятием в ст. 1. Федерального закона «Опротиводействии коррупции».

Хотя автором и не ставилась в данной работе проведение экспертизы Федерального Закона N 273 от 25.12.2009 «О противодействии коррупции», но без экспертизы понятия «коррупция» не обойтись, ибо системный анализ данного понятия должен предшествовать и «Закону…» и «Методике…»

Пункт 1. Федерального Закона N 273 от 25.12.2009 «О противодействии коррупции»

 «1) коррупция:

а) злоупотребление служебным положением, дача взятки, получение взятки, злоупотребление полномочиями, коммерческий подкуп либо иное незаконное использование физическим лицом своего должностного положения вопреки законным интересам общества и государства в целях получения выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества или услуг имущественного характера, иных имущественных прав для себя или для третьих лиц либо незаконное предоставление такой выгоды указанному лицу другими физическими лицами;»

 Большой юридический словарь трактует.

ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЕ ВЛАСТЬЮ ИЛИ СЛУЖЕБНЫМ ПОЛОЖЕНИЕМ — одно из должностных преступлений по УК РСФСР; представляло собой умышленное использование служебного положения вопреки интересам службы, совершенное из корыстной или иной личной заинтересованности и причинившее существенный вред гос. или общественным интересам, охраняемым законом правам и интересам граждан. (Большой юридический словарь).

ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЕ ДОЛЖНОСТНЫМИ ПОЛНОМОЧИЯМИ — преступление против интересов гос. (муниципальной) службы; предусмотренное ст. 285 УК РФ, заключается в использовании должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, если это деяние совершено из корыстной или иной личной заинтересованности и повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства. (Здесь и далее цитируется Большой юридический словарь.)

·               интересы службы – юридическое понятие отсутствует;

·               корыстная заинтересованность - юридическое понятие отсутствует;

·               личная заинтересованность - юридическое понятие отсутствует;

·               существенное нарушение прав - юридическое понятие отсутствует;

·               существенный вред - юридическое понятие отсутствует;

·               общественные интересы - юридическое понятие отсутствует;

·               интересы граждан - юридическое понятие отсутствует;

·               интересы общества - юридическое понятие отсутствует;

В п.1.а Федерального закона, не определены значимые для юридического понятия «коррупция» его подпонятия, не удовлетворяющие требованиям причинно-следственного подхода и принципов антикоррупционной экспертизы (п.8и). Из формулировок следует, что понятия «злоупотребление служебным положением» и «злоупотребление полномочиями» синонимичны, содержат подпонятия не определённые юридически, а значит, неоднозначно трактуемые, что противоречит методике (п.8и). Данные формулировки обеспечивают диспозитивность их трактования (трактование по своему усмотрению), выхолащивает правоприменительную практику идентификации деяния коррупционного «злоупотребления… полномочиями» как факта коррупции, преобразуя его в халатность, небрежность и т.п., которые регламентируются уже административной формой ответственности.

Данные формулировки понятий и норм права, создают предпосылки для появления дальнейших многочисленных комментариев, информационных писем, разъяснений и рекомендаций вышестоящих судов и надзорных инстанций. Что затягивает дело, раздувает бюджетно затратный аппарат органов судебного и иного надзора, надзорных структур и многочисленных апелляционных инстанций - «толкователей понятий и норм права», а главное, не является обязательным для суда, при принятии им решения. А значит, понятие «злоупотребление служебным положением» на 100% может толковаться как «не коррупция». Что создаёт «проводящую правовую среду», позволяющую  уходить от ответственности, провоцирующую возникновение судебной ошибки или судебного мздоимства, вынесению субъективного решения по факту «злоупотребления». Необходимо изменить данные формулировки, объединив их в одну – «злоупотребление должностными обязанностями».

ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЕ ДОЛЖНОСТНЫМИ ОБЯЗАННОСТЯМИ — вид должностного преступления. Заключается в совершении должностным лицом действий (бездействий), не предусмотренных его должностными обязанностями и повлекшими изменение законных прав (обязанностей) граждан или организаций. Ответственность должностного лица, есть мера компенсации последствий наступивших в результате этого деяния.(Формулировка автора). И далее должна быть расписана чётко и однозначно мера ответственности должностного лица. От административной до уголовной, в зависимости от величины нанесённого ущерба.

Но, что бы эта формулировка работала, необходимо провести экспертизу обязанностей и инструкций всех должностных лиц, избавить их от диспозитивности, аморфности, не конкретики и общих фраз.

Понятие «дача (получение) взятки» также содержит подпонятия не определённые юридически, а значит неоднозначно трактуемые. Так в понятиях Большого юридического словаря:

ДАЧА ВЗЯТКИ — преступление против гос. власти, интересов гос. (муниципальной) службы, предусмотренное ст. 291 УК РФ. Общий состав данного преступления заключается в Д. в. должностному лицу лично или через посредника за совершение им действий, не выходящих за рамки закона, квалифицированный — в Д. в. должностному лицу за совершение им заведомо незаконных действий (бездействие) или неоднократно. Лицо, давшее взятку, освобождается от уголовной ответственности, если имело место вымогательство взятки со стороны должностного лица или если лицо добровольно сообщило органу, имеющему право возбудить уголовное дело, о даче взятки.

ПОЛУЧЕНИЕ ВЗЯТКИ — преступление против интересов гос. (муниципальной) службы, предусмотренное ст. 290 УК РФ, заключающееся в получении должностным лицом лично или через посредника взятки в виде денег, ценных бумаг, иного имущества или выгод имущественного характера за действия (бездействие) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, если такие действия (бездействие) входят в служебные полномочия должностного лица либо оно в силу должностного положения может способствовать таким действиям (бездействию), а равно за общее покровительство или попустительство по службе. Получение должностным лицом взятки за незаконные действия (бездействие) является квалифицирующим признаком, влекущим более суровое наказание.

 ВЗЯТКА — предмет таких преступлений, как дача взятки и получение взятки, обобщенное понятие, включающее в себя все виды материального поощрения в виде денег, ценных бумаг, иного имущества или выгод имущественного характера.

Что мы имеем?

·               Дача (получение) – понятие юридически не определено;

·               общее покровительство – понятие юридически не определено;

·               попустительство по службе – понятие юридически не определено;

·               вымогательство взятки– понятие юридически не определено;

·               понятие «получение взятки» не отвечает на вопрос: «Это преступление или квалифицирующий признак преступления, которых может (должно) быть несколько?»;

·               обмен услугами (я делаю Вам «то», а Вы делаете мне «это»), не носит имущественного характера и не подходит под юридическое определение взятки, а по сути является незаконным фактом «бартера» услуг;

Аналогичный подход, следует применить и при анализе понятия «Коммерческий подкуп».

КОММЕРЧЕСКИЙ ПОДКУП — экономическое преступление, предусмотренное ст. 204 УК РФ; направленное против интересов службы в коммерческой или иной организации и состоящее в незаконной передаче лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, денег, ценных бумаг, иного имущества, а равно незаконное оказание ему услуг имущественного характера за совершение действий (бездействия) в интересах дающего в связи с занимаемым этим лицом служебным положением. Второй формой совершения данного преступления является незаконное получение лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, денег, ценных бумаг, иного имущества, а равно незаконное пользование услугами имущественного характера за совершение действий (бездействия) в интересах дающего в связи с занимаемым этим лицом служебным положением. Лицо, совершившее вышеуказанные деяния, освобождается от уголовной ответственности, если в отношении его имело место вымогательство или если это лицо добровольно сообщило о подкупе органу, имеющему право возбудить уголовное дело.

Применение в юридической практике данных понятий затруднено по тем же причинам, что и применение понятия «злоупотребления…». Необходимо изменить данные формулировки, объединив понятия «дача (получение) взятки», «коммерческий подкуп», в одном понятии – «взятка».

ВЗЯТКА - вид должностного и гражданского преступления. Заключается в выявленном (установленном) факте (событии) скрытой купли-продажи действий (бездействий) должностного лица, предусмотренных или не предусмотренных его обязанностями, затрагивающего интересы третьих лиц. Ответственность участников сделки, есть мера компенсации последствий наступивших в результате этого деяния.(Формулировка автора).

 В тоже время в формулировке понятия коррупции не отражена самостоятельная, общественно значимая, повсеместно встречающаяся часть проявлений коррупции – «вымогательство взятки». Её следует трактовать не как часть понятия «дача взятки», а как самостоятельное явление и понятие. В юридическом словаре определено только понятие «вымогательство», существенно отличающееся по смыслу.

ВЫМОГАТЕЛЬСТВО ВЗЯТКИ - вид должностного и гражданского преступления. Заключается в выявлении факта неравномерного исполнения (неисполнения) лицом (организацией) должностных обязанностей в отношении лица (организации) в сравнении с равномерностью неисполнения (исполнения) этих же должностных обязанностей в отношении третьих  лиц (организаций). (Формулировка автора) Но, что бы и эта и другие формулировки работали, необходимо провести экспертизу обязанностей и инструкций всех должностных лиц, избавить их от диспозитивности, аморфности, не конкретики и общих фраз.

Дальнейшая часть формулировки понятия «коррупция»: «иное незаконное использование физическим лицом своего должностного положения вопреки законным интересам общества и государства в целях получения выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества или услуг имущественного характера, иных имущественных прав для себя или для третьих лиц либо незаконное предоставление такой выгоды указанному лицу другими физическими лицами..» не проясняет причинно-следственную сущность этого важнейшего для всего последующего законотворчества понятия, вводит неконкретные, не однозначно трактуемые понятия и условия, не очерчивает конечным перечнем свойств и общих признаков познаваемый объект - коррупция.

 

1.4 ОСНОВНЫЕ ВЫВОДЫ

НЕЗАВИСИМОЙ МЕТОДОЛОГИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ НА КОРРУПЦИОГЕННОСТЬ «МЕТОДИКИ…»

 

Таким образом, проведенная методологическая экспертиза доказала, что методика, в своём принципиальном основании и формулировках, содержит ряд существенных недостатков, нивелирующих саму цель создания этой методики:

-  в самом названии предполагает проверку лишь проектов актов и документов. Тем самым, обходит глыбу коррупционно «токсичных», действующих актов и документов, которые не попадают под её действие (см. название методики);

- декларирует системный подход, но не имеет системного подхода, не включает предварительный причинный системный анализ явления коррупции, не выявляет общие причинно-следственные связи;

 - «Методика…» не является методикой по общепринятому определению этого понятия. А именно, не содержит общих принципов и правил, общих подходов, а вся системность свелась к «проведению экспертизы каждой нормы в отдельности» и перечислении лишь некоторых коррупционных факторов, перспективно не охватывающих динамично изменяющееся нормативное и правовое многообразие (Методика…п.4);

- поскольку, не все общественные, значимые признаки проявления коррупции нашли отражение в её базовом понятии «коррупция», отражённом в Федеральном Законе «О противодействии коррупции». Например, не отражено в понятии коррупция её значимое общественное проявление – «вымогательство взятки» (хотя оно косвенно присутствует в понятии «дача взятки», но всё равно юридически не определено в отдельном понятии). По этой причине, это направление («вымогательство взятки») не отражено в коррупционных факторах методики;

- употребляет в своих нормах понятия, не определённые юридически, а значит, не однозначно трактуемые, что не проясняет ситуацию в порядке перечня объектов проведения экспертизы, нарушает требования задекларированные  в самой же методике (п.8.и);

- не определяет, что кроме экспертизы документов и актов необходимо провести экспертизу на коррупциогенность всей внутренней нормативной документации организаций, должностных обязанностей лиц и инструкций, уставов и полномочий организации;

- не определяет, что необходимо провести экспертизу на коррупциогенность неоднозначно трактуемых юридических понятий, свести их в проверенный на коррупционность большой юридический словарь-справочник, с присвоением ему надзаконного статуса – «Сборника эталонных юридических понятий». Для основополагающего дальнейшего его использования повсеместно в нормативном законотворчестве, во внутреннем нормотворчестве (документации, инструкциях, обязанностях и пр.). Ибо, причинно-следственно, диспозитивность трактования норм слагается из диспозитивности трактования понятий;

- в качестве коррупционных факторов приводятся (например, отсутствие мер ответственности, мер контроля и прозрачности п.9 д,е,ж). При этом, следует сказать, что все эти меры, как правило, присутствуют в документах, но недееспособны, по причине отсутствия механизма их реализации. Но отсутствие механизма реализации не приводится методикой в качестве коррупционного фактора. Поэтому, перечня причин их недееспособности не предлагается, как не предлагается общих подходов в их «оживлении»;

- достоверность и проверяемость экспертизы не защищены коррупционно (предполагают в механизме своей реализации человеческий фактор – наличие надэкспертной структуры);

- содержит близкие по смыслу (синонимичные) положения и формулировки коррупционных факторов (например, п.8а и п.8б; п.8в и п.8г; п.8е и п.8ж и др.). Вместе с тем, обращает внимание на незначимые различия (например, п. 2, и п.6, наделяющие смысловыми различиями синонимичные понятия «создающие условия» и «способствующие созданию условий» для коррупционных деяний);

 

Поскольку в п.3 «Методики..» сказано: «Эффективность проведения экспертизы на коррупциогенность определяется ее системностью, достоверностью и проверяемостью результатов», значит, согласно определённым самой же «методикой..»  критериям, данная методика НЕ ЭФФЕКТИВНА, ПОДХОД НЕ НАУЧЕН, А СПОСОБ ИЗЛОЖЕНИЯ НЕ ПРОФЕССИОНАЛЕН. Осуществлена очередная попытка «кавалерийским нахрапом» решить глобальную общественную проблему. Знакомство с данным документом оставляет тяжёлое впечатление о профессиональном методологическом и системном уровне авторов-экспертов. И не оставляет сомнений в том, что авторы антикоррупционного законотворчества не верят в саму возможность противодействия коррупции при помощи оздоровления правовой среды и создания общественных эффективных обратных связей, регулирующих коррупциогенность системы. Но именно этот способ, есть единственный эффективный способ противодействия, исключающий бесконечную «матрёшечность» структур аппарата, контролирующих друг друга, истощающих бюджет, прокладывающих путь «в никуда».

 И напоследок, хочется всё-таки отдать должное руководителям нашего государства за первую и единственную в истории современного отечественного права попытку движения права от правосудия к ПРАВОЗАКОННОСТИ. А точнее, от субъективного, коррупционно не защищённого, задыхающегося от диспозитивности, аморфности и неоднозначности трактуемых понятий и норм правосудия, к объективной, эталонной, методологически сформированной системе понятий и норм правозаконности. Это путь в нужном направлении. Именно за ним стоит не коррупционное и справедливое будущее современного общества, в котором многочисленному институту зависимых «толкователей права» не будет места.

 

Читать статьи о проблеме коррупции в России >>> 

Федеральный Закон "О противодействии коррупции" от 25.12. 2008 г. N 273 - ФЗ

одержание и карта сайта Филосоыия Относительности
Оставить сообщение Автору проекта  " Философия относительности"
 
Яндекс цитирования
Rambler's Top100