одержание и карта сайта Филосоыия Относительности
Оставить сообщение Автору проекта  " Философия относительности"
Философия относительности Авторский проект Николая Брылёва.

Н.И.Брылёв    Статьи...

ТОРЖЕСТВО БЕЗОТНОСИТЕЛЬНОСТИ ИЛИ КРИЗИС ТЕОРЕТИЧЕСКОГО ПОЗНАНИЯ

7. ФУНДАМЕНТАЛЬНЫЕ ПРИЧИНЫ

МИРОВОГО ФИНАНСОВОГО КРИЗИСА 2008 ГОДА.

  Кризисы, подобные последнему, мировому, финансовому 2008 года, подводят черту под теоретическим и практическим состоянием экономической науки, достижения которой отмечены многократными нобелевскими премиями (в основном учёных из США). Этот кризис войдёт в историю, как пример попирания экономических законов и образец не причинно-следственного подхода в понимании экономических процессов. Именно глубина истоков причин обеспечила веерное расширение проблем, пронизавших всё общество. Нынешним инструментарием и подходами этот кризис не излечить, ибо они же его и породили. Для изобретения же новых инструментов нужно, разобраться в нынешних причинно-следственных механизмах экономики, в способе существования целых структур, слоёв общества, экономик и политик государств. Для этого, придётся, как обычно, обратиться к методологии познания, принципам, истокам, к базовым понятиям и фундаментальным зависимостям.  Сделаем краткое теоретическое отступление. Без него, для понимания, не обойтись.

 Отступление первое. Принцип объективного познания величины любого свойства объекта, в том числе и его стоимости, гласит: объективно познанная величина любого свойства, объекта любой природы, есть соотношение с единичным, общепринятым эталоном этого свойства. При сравнении с эталоном в мире выясняются объективные величины веса, объёма, длины, времени и прочих свойств. (Пример: объект весом 5 кг, это объект величина веса которого, объективно познанная в сравнении с эталоном, равна 5 единицам эталона веса и т.д). При этом под эталоном, в широком смысле, следует понимать следующее.

 Эталон - есть не изменяющая и не изменяющаяся при взаимодействии с ним единичная величина (мера) соразмерных (одной природы) свойств (объектов). Есть всеобще признанный, принимаемый формально, сравнительный свойственный критерий величины, основанный на осознанной необходимости объективного познания в сравнении с ним и на всеобщем согласии его применения. Применение относительного эталона в качестве объективного критерия относительного познания позволяет любое познанное свойство (объект) любой природы выразить математически в объективной величине относительно единичного эталона, их соотношением - числом.

Так условно, но принципиально согласованно всеми участниками товарообмена было исторически принято (считалось до 70-х годов прошлого века), что стоимость любых товаров объективно познаётся лишь в сравнении с золотым, неизменным для всех, общепринятым эталоном стоимости (допустим с унцией золота 999 пробы), а стоимость всех «товаров мира» эквивалентна всему «золоту мира».

Таким образом, объективно познанная величина такого свойства объекта, как его стоимость есть отношение с условным общепринятым эталоном стоимости. При эквивалентном денежном выражении единичного эталона стоимости через денежную единицу, получаем объективное денежное выражение стоимости - цену товара, равную отношению стоимости к денежному эталону (денежной единице). Получаем базовое исходное соотношение цены и стоимости, вытекающее из общего принципа объективного познания величины любого свойства.

При принятии в этом соотношении вместо отдельной стоимости товара – совокупности всех стоимостей, а вместо отдельной цены товара совокупности всех цен получается некоторое базовое эталонное правило товарно-денежных отношений для замкнутой системы (рынка): «Отношение совокупности всех денежных единиц (денежных эталонов стоимости) находящихся в обращении к совокупной стоимости всех товаров, находящихся в этом же обращении должно быть величиной постоянной». Это правило (отношение, пропорция) нашло своё выражение в глубоком смысле так называемого «Кембриджского уравнения», вытекающего из вышесказанного и не должно являться откровением для думающего экономиста. При изменении общего количества стоимостей (изменении товарной массы) величина денежной массы должна корректироваться так, что бы их соотношение не изменялось.

Из этой пропорции выходит незамысловатое правило, что совершенно не важно, сколько золота будет в той или иной денежной единице. Денег должно быть удобно, оптимально достаточно для поддержания товарооборота. Важно, что бы каждая денежная единица была постоянным эквивалентом условному эталону-золоту и имела постоянное содержание в себе эталона. Постоянное соотношение обеспечивает на историческом интервале инерциальность изменения системы денег и стоимостей, которые изменяются пропорционально, а их соотношение остаётся постоянным, обеспечивает сбалансированность и стабильность экономики, как в отдельной стране, так и при открытых экономиках в мире в целом, обеспечивает управляемость инфляции, дефляции и прочих глобальных экономических неприятностей. При соблюдении постоянным этого соотношения, величина изменения стоимости каждого единичного отдельного товара (услуги) получается величиной объективно определённой относительно всеобще принятого условного денежного единичного эталона. Все экономические институты-надстройки должны работать «на» обеспечение и «во имя» исполнения данного правила. Это, если хотите, принцип справедливого определения стоимости, принцип экономической справедливости и стабильности, который позволяет всем участникам рынка находится в инерциальных системах прознания величин стоимостей. Это самый главный принцип познания свойств экономических объектов, определяющий величины и соотношение базовых понятий: стоимости, цены, денег. Это тот предел здравого смысла рыночной экономики, который не при каких условиях переходить нельзя. Иначе, в условиях глобальной экономики  – получите мировые финансовые и экономические кризисы и иные неприятности различного рода, как результат попирания экономического закона, основанного на принципе объективного познания свойства любого товара – его стоимости.

 Отступление второе. Смысл общего (общенаучного) принципа относительности (познания), косвенно вытекающий из принципа относительности Галилео Галилей (1564-1642) гласит, что «от способа познания свойства любого объекта (от «линейки» познания), величина свойства познаваемого объекта причинно-следственно не зависит». Зависимость условная, формальная, но не причинно-следственная. То есть, не зависит изменение длины объекта от линейки, которой эта длина измеряется, даже если для этого взять две разные линейки: дюймовую и сантиметровую. Важно, что бы «линейки», как способ познания величины, для всех и всегда были понятные, ровные, цены деления были связаны линейными соотношениями (1 дюйм = 2,54 см), «были хорошо видны» и не изменялась в процессе многократных измерений. Зависимость формальная, не причинно-следственная. Аналогично, для нашего экономического случая «от способа определения величины стоимости товаров, находящихся в обращении ни величина стоимости, ни величина цены, причинно-следственно не зависят». Зависимость формальная. Важен лишь одинаковый подход, одинаковый принцип в их познании и к одному и к другому: применение единого формального эталона стоимости или эталонной денежной единицы в познании величины стоимости. Причинно-следственно, величина изменения стоимости (цены) товара (услуги) зависит, например, от изменения стоимости (цены) затрат на производство, а отпускная цена (цена реализации), от спроса-предложения на реальные, понятные потребителю, а не лживые потребительские свойства. Величина стоимости денежной единицы также причинно-следственно не зависит от способа её определения, а зависит от содержания в ней эталонного эквивалента. Если бы было известно, сколько золота содержится в каждой денежной единице той или иной страны, то и их относительная покупательная стоимость была бы очевидна и не нуждалась бы в торгах валют. Валютные биржи вымерли бы "как мамонты". Второе отступление сделано для осознания крайне негативной роли спекулятивных валютных бирж в современной мировой финансовой системе, которые изменяют на торгах единичные "неизменные" эталоны стоимости в реальном масштабе времени, тем самым изменяя величины стоимостей, при этом не осознавая, что причинно-следственно стоимости не зависят от способа их определения.
Вы представляете себе, как бы выглядел сегодняшний технологичный мир, если бы эталоны веса, длины, времени, ГОСТы, ОСТы и прочие эталонные понятия и правила изменялись при помощи нелинейных, многофакторных слабопредсказуемых механизмов в реальном масштабе времени? В современной финансовой системе это именно так! Все финансовые остальные структуры, принимая ложные сигналы о изменении стоимости с "датчиков" определения стоимости - валютных бирж, выстраивают свою позицию исходя из того, что стоимости изменяются так на самом деле! Чудовищное заблуждение лженаучно выстроенной финансовой системы, стало мощнейшим источником нестабильности и нервозности, нелинейной непредсказуемости рынка и паники.
   Таким образом, эталонность финансовой системы, эталонность кембриджского уравнения, зиждется на эталонности понятий денежной единицы, стоимости, цены и эталона стоимости, на эталонном правиле постоянства их соотношения и эталонном правиле определении стоимости. Эталонность, обязана выражаться в неизменности понятий и принципов, а также на всеобщем согласии использования этих понятий и принципов. Всё вышесказанное следует из базовых соотношений. Является фактом, научно обоснованным методологией объективного познания и исторически проверенным на практике.
    Вот и вся классическая теория, основанная на проверенных временем принципах объективного познания стоимости. А что же современная экономическая наука? В современной экономической теории дело обстоит совсем не так. Современная среда общества и наука, его правовая основа и сформированная ей нравственность, позволяют опускать принципы объективного познания, подменять понятия, утверждать любой принцип и любое понятие, позволяющее делать деньги из всего, минуя все принципы и правила. Такова современная теория и сегодняшняя практика. Это привело к тому, что на самом деле, в реальной мировой экономике с познанием стоимостно-денежных отношений и понятиями, составляющими числитель и знаменатель кембриджского уравнения творится, полный беспредел и анархия. Не будем голословными.
    В мировой денежной массе ходят виртуальные, «рычажные» деньги, CDS-деривативы и иные «заменители». По оценкам экспертов их более 650 триллионов долларов (более чем в 10 раз больше годового мирового ВВП). Их оборот и эмиссия реально не контролируемы и лежат на «совести» мировых спекулятивных центров. Их приравняли к «золотоносным» деньгам. Да и из реальных денег давно сделали обыкновенный товар. США, как наименее пострадавшие, разбогатевшие, от второй мировой войны, взяли на себя мировую роль «поддержания» эталонности мировой валюты - доллара. Только свойство неизменность этого эталона, пало жертвой соблазна лёгкой собственной выгоды. США, раздувая денежную массу, без должного золотого обеспечения, допустило мощную денежную эмиссию реальных денег. А в 1970-х годах, после заключения Ямайского соглашения, положение бесконтрольной эмиссии фактически узаконили. Золото  с тех пор по соглашению даже теоретически не является эталонной основой международных расчетов. Доллар, сам по себе, стал эталон-эквивалентом стоимости. Алхимики всего мира могут «расслабиться». Философский камень уже изобретён и золото уже более 30 лет, из запечатанной бумаги, производит ФРС США. Понятие «деньги» стало абстрактным и не привязанным к золотому эталону стоимости. Из "эталонного" доллара США сделали торгуемый на рынке, самый ликвидный в мире обменный товар с высочайшей рентабельностью (по различным оценкам в среднем более 500%). Что предопределило его широкое легчайшее производство и эмиссию. Куда уж там баррель нефти, его ещё надо реально добыть и доставить, а тут его обменный «бартерный» эквивалент из запечатанной бумаги – купюра за баррель. Доллар перестал быть неизменным эталоном стоимости! Содержание золота в нём постоянно уменьшается, и с момента признания его мировой валютой (с 40-х до 70-х годов) уменьшилось вдвое. Вот что творится с денежной массой. А что же со стоимостью?
 Что бы дополнительную эмиссию в числителе кембриджского уравнения сбалансировать дополнительной стоимостью в знаменателе (сохранить пропорцию постоянной), надо было что-то делать с понятием стоимости. Её «теоретики» изменили как понятие и искусственно «раздули» государственной «крутизной» и вселенской ролью США в мировой экономике, обосновав рост стоимости ростом мировой товарной массы и нематериальными её составляющими. Цена и стоимость по меркам современных экономических теоретиков теперь не равны. Стоимость, по их мнению, зависит также и от разрекламированности товара, напичканности его «мыльными пузырями» виртуальных потребительских свойств. Широко используется для этого понятие гудвилл (goodwill, англ.) - условная стоимость деловых связей фирмы, денежная оценка нематериальных активов компании (фирменный знак; имидж; наличие устойчивой клиентуры; активы предприятия не имеющие физической, осязаемой формы; управленческие организационные технические ресурсы; репутация в финансовом мире; капитализированные права и привилегии; конкурентные преимущества; правительственная «крыша»; «ноу-хау» и прочие.) К экономической «не материальной» стоимости государства можно прибавить: политический «вес» государства, его мировую роль, военную мощь, общий авторитет и пр. Таким образом, теоретически обосновав возможность «надувать» стоимость при помощи всевозможных рекламных трюков, фиктивных рейтингов, не обоснованной дополнительной эмиссией акций, а порой и прямого обмана инвестора-покупателя, цена государства, предприятий или товара «надувается», а дополнительная денежная эмиссия обосновывается. Дескать, как бы, соотношение цены и стоимости остаётся постоянным. На локальных рынках, глядя на этот беспредел, также не прочь «не напрягаясь» подработать на «пузырях» стоимости акций.  Акция экономического объекта, по смыслу должна быть эквивалентом его золотоносной стоимости. Но поскольку понятие стоимости нынче можно трактовать намного шире, то её можно подкорректировать (раздуть) гудвиллом. Организуются не соразмерные реальным активам и слабо контролируемые государством мощные первичные (IPO) и дополнительные размещения акций. А если государство ещё и учредитель, то независимость контроля вообще реально отсутствует. Предприятия становятся локальным стихийным эмиссионным центром "дутой" стоимости. Со стоимостью отдельных товаров происходит то же самое. Армия менеджеров и просто мошенников-халтурщиков «надувает» дополнительную стоимость всевозможными трюками и задирает объективную цену, при этом порой зарабатывая больше самого производителя. В современной экономике продавцов уже больше чем производителей. Экономика накачалась фиктивными стоимостями, и фиктивными деньгами, которые продаются и перепродаются многократно по «законам» психологии рынка. Экономика стала лженаучно обоснованной, беспринципной, спекулятивной, лживой и аморальной. Экономика стала несправедливой.
    Так о какой же стабильности экономики может идти речь, если попрана природа базовых понятий экономики и основные принципы. Если в основополагающем принципе, поддержания стабильного постоянного соотношения стоимости всех товаров (услуг) к денежной массе нет определённости и порядка ни в понятии стоимости, ни в понятии денежной массы, ни в понятии цены.
    Усугубляет ситуацию то, что существуют современные технологические способы (механизмы) определения стоимости товаров и денег. Уже не один век они совершенствуются в «термоядерных» технологиях биржевых торгов. Это мощнейшая всемирная технология, которая при отсутствии чётко регламентированных, научно обоснованных принципов функционирования рыночных механизмов может превратить экономическую среду в хаос. Эти технологии, уже давно ставшие (при отсутствии принципов) средством «не производственного» спекулятивного заработка, ошибочно до сих пор принимаются «за объективные» механизмы определения рыночной стоимости в реальном масштабе времени. К чему, собственно это сказано? А к тому (повторюсь ибо это чрезвычайно важно), что способ познания объективной стоимости в современной экономике – биржевые торги (аукционы и прочие рыночные механизмы), теперь в том числе определяют и величины эталонов стоимости!!! «Эталонные» деньги с 70-х годов, теперь величина переменная (рыночная), ибо есть детище торгов. Вот её бедную экономику и трясёт как в лихорадке от нелинейности причинно-следственных механизмов. Почему раньше не трясло? И раньше потряхивало, но теперь разросшееся количество спекулятивной доли перешло в новое качество экономики. Раньше выводы делались поверхностные, что предопределило цикличность процессов. Сегодня не то что не справедливо, а преступно безответственно обоснованы, перемешены и приравнены стоимости реальные и не материальные, деньги реальные и виртуальные, а в итоге труд реальный и виртуальный. Биржевые технологии позволяют в течение нескольких часов «похлопать или надуть пузыри» виртуальных стоимостей, смести с рынка или выбросить на рынок массы виртуальных денег и акций, тем самым существенно изменить ситуацию спроса и предложения на реальные товары, ценные бумаги и золотоносные деньги. В итоге, на фондовых рынках, изменяются стоимости остальных реальных акций предприятия, целой отрасли, промышленности одной только виртуальной «психической атакой» на рынок ценных бумаг, на сырьё и материалы. На валютных рынках изменяется курс денежной единицы государства. В течение нескольких часов, может обрушиться то, что создавалось и утрясалось десятилетиями упорного труда миллионов людей. Вы представляете какова «энергия изменения» в единицу времени (например, на 10%) стоимости отрасли за сутки или на столько же стоимости денежной единицы многомиллионного государства? И при этом есть полное ложное чудовищное понимание всеми участниками рынка, что это именно так, что стоимости реально изменились. Это своего рода экономический взрыв, который эхом расходится по всей экономике и имеет широчайший экономический, «внеэкономический», политический, социальный, психический резонанс. Конечно, далеко не все участники рынка понимают «объективность» такого способа определения стоимости, как современные биржевые торги. Но другие способы не приживаются в условиях глубочайшего системного кризиса международного и внутреннего права, в условиях однополярного мира диктующего ему "приятные" "экономические законы природы" и правила игры, в условиях порождённого этим правом коррумпированного, лживого, спекулятивного и беспринципного общества. Этих способов сегодня реально нет и возникнуть не может, ибо право сегодня находится ещё в более глубоком системном кризисе, чем экономика. Справедливые, «не игровые» научно обоснованные способы объективного определения стоимости не приживаются, ибо не позволяют «срубить по лёгкому» мировым финансовым напёрсточникам, которых в мировой экономике сейчас уже миллионы. Это многочисленные "частные инвесторы"- спекулянты и разномастные финансовые структуры, продажные рейтинговые агентства, которые формируют во многом общественное мнение и общественную мораль, а их самые успешные представители находятся «в консультантах» у руля экономических процессов. Все атрибуты противоречий глубокого финансово-экономико-правового, системного кризиса налицо. Как сказал классик: «Верхи не хотят, а низы не могут». Сегодня «в авторитете» вторичная технология, без причинно-следственного учёта первичных, общих экономических механизмов, способная «взорвать» общество. Но именно вторичная технология сегодня противоестественно управляет первичными процессами.

А самое главное, самое разрушительное для мировой экономической системы, это то, что нарушаются рыночные механизмы стабилизации спроса и предложения. Нарушаются механизмы удешевляющие сырьё при падении спроса, за счёт искусственного, спекулятивного поддержания спроса и стоимости на это сырьё. Что мы и видим сегодня. Например, спрос на товары из нефти падает, а на нефть спрос не падает за счёт наличия огромной составляющей спекулятивного спроса на подобные ликвидные активы. Это в конце-концов разрушит производство нефтепродуктов. С некоторыми акциями происходит тоже самое. Банковская денежная среда не исполняет своего рыночного предназначения ибо деньги для неё сегодня, как понятие, это товар, средство накопления, платёжное средство, сырьё для очередного денежного воспроизводства, всё что угодно, только не совокупность эквивалентов эталонов стоимости. А значит, зачем банкам кредитовать падающий рынок производства, плодить невозвраты, когда можно не кредитуя, создать дефицит денежных средств и повысив спрос на деньги, тем самым, увеличить их покупательную способность и фактически преумножить. Но это путь к системной дефляции и краху производства. И к этому всё и идёт.

Теперь банки искренне «думают», что это экономика в целом «перепроизвелась», а значит, будут падать все стоимости и боятся сегодня кредитовать. Для банковской среды не существует авторитетнее механизмов определения стоимости, кроме биржевых, рыночных механизмов. Вот они никого и не кредитуют, ибо для них нет залогового объекта при кредитовании, все падает в цене не виртуально, а реально. Акции не залоги, бумаги для них не залоги, товары не залог, недвижимость не залог, ибо всё падает в цене. Даже золото не залог. А чему удивляться? Никаких эталонов стоимостей в современной экономике не осталось! Получается образованный системно замкнутый порочный круг. Вот банки и инвесторы мечутся со своими деньгами туда-сюда, вкладывая их в любые стоимости, показывающие либо стабильность, либо минимальную динамику роста. Судорожный поиск объектов вложения, привёл к остановке на эталоне стоимости. Раньше, во все смутные времена, это был золотой-эталон стоимости. А сегодня? А сегодня, поскольку нет другого эталона, вынужденно принят объект вложений – «резиновый» эталон стоимости - «твёрдая» валюта. Получается системно образованный, порочный замкнутый круг, ничего общего не имеющий с понятием справедливой экономики, справедливость которой зиждется на эталонных для всех участниках рынка понятиях и научно обоснованных принципах. А граждане с «твёрдой валютой» такими темпами вообще скоро перестанут работать на внешний рынок, ибо никакого смысла работать не будет. Их «золотой» труд невозможно продать на конкурентном рынке из-за заоблачной относительной дороговизны их труда в их денежном выражении к другим трудам-валютам. Ну, если только дотировать производство их товаров из печатного станка. Дотацию им будут стабильно печатать на месте, а товары ввозить будет весь остальной мир, увозя эту дотацию на свою историческую родину. Ну нет, конечно, у них останется международная торговая ниша – производство уникальных «сверхтехнологичных» товаров, созданных умом и трудом нанятых со всего мира лучших профессионалов. Или товаров, по типу нижнего белья поп-дивы с её уникальными устойчивыми запахами. Что бы не было соблазна обрушить их «твёрдые, резиновые» валюты, они их же занимают обратно. А какому же кредитору захочется «убивать» своего должника? Вот такую, уродливую «архитектурку» с глубокими обратными связями мы породили.

Таким образом, прослеживается следующая цепочка причинно-следственных связей, породивших системный, мировой, глобальный экономический кризис 2008 года.
  • Отсутствие общенаучных принципов познания и общей методологии привело к слабости и кризису экономической теории познания рыночных отношений.
  • Слабость экономической теории привела к отсутствию понимания причинно-следственных зависимостей, к подмене базовых понятий рыночной модели экономики, привела к отсутствию эталонных и обязательных для всех правил у участников рынка.
  • Природная жажда лёгкого заработка расцвела в "мутной воде" отсутствия строгих правил, принципов, лженаучных понятий, привела к "беспредельным" способам и масштабам спекуляций, к развитию спекулятивных структур и институтов, минуя фазу товарного производства. Привело к глобальному доминированию финансового рынка над рынком труда.
  • Наличие огромного количества "лёгких" денег, привело к огромным несоразмерным зарплатам, бонусам и премиям, к их небрежному и небережливому, необоснованному расходованию, что создало среду необоснованного, безответственного сверхпотребления материальных и нематериальных благ, создала производства удовлетворяющие прихоти необоснованного потребления.
  • Банки и крупные финансовые структуры, как самые крупные участники спекулятивной экономики, управляющие, в том числе, и этими «лёгкими» деньгами, разучились бережливо управлять ими, разучились работать над ответственными залогами своих кредитов, снизили требование к залогам своих кредитов, раздавали их всем кто хотел брать и обеспечили бум потребительского кредитования.
  • Заёмщики, избалованные доступностью кредитов и не очень обязательные «по природе» в их отдаче, на фоне недееспособного, не побуждающего к ответственности права, допустили массовые не возвраты, что наиболее зримо проявилось на самом "ёмком" ипотечном кредитном рынке США.
  • Проблемы невозвратов кредитов привели к дефициту денег у банков и проблемам кредитования реального сектора экономики, к кризису доверия кредиторов и заёмщиков.
  • Повальные долговые обязательства привели к срочному перераспределению финансов, большая часть которых работала на спекулятивных операциях фондового рынка.
  • Огромный фондовый спекулятивный рынок акций рухнул от мощных продаж акций, вследствии необходимости где-то взять деньги и исполнить обязательства взятые банками перед своими вкладчиками-инвесторами.
  • Падающий фондовый рынок дал сигнал экономике о глобальном перепроизводстве и грядущем спаде мирового спроса, а нарушение спекулятивными средствами глубоких обратных связей привели к отсутствию рыночного механизма стабилизации, раскачала систему, сделало рынок небывало волотильным а систему не предсказуемой.

 На государственном уровне, способность финансировать «печатным станком» широкие государственные и внешнеполитические программы, привела к государственной безответственности, породило массу побочных внешнеполитических программ. США почувствовали сверхвласть над миром. Появилась возможность "управлять демократическими процессами", при помощи финансирования "нужных" политических сил "из-за бугра". Возникли очаги напряжённости в Югославии (Косово), Ирак, оранжевые революции в Киргыстане, Грузии, Украине. Это расплата человечества за сформированну и реализуемую на практике общественную мораль безответственного неконтролируемого получения и потребления политических дивидендов.

 Кризис ликвидности зимы-лета 2008 года - это был уже громкий «свисток» ознаменовавший только начало подведения итогов «упорной» работы современных теоретиков и практиков рынка. Возник фактор нестабильности, в системе с отсутствующими механизмами стабилизации. Сразу выяснилось, что в большой массе «игроки» рынка «проигрывать» не умеют, ибо не понимают глубину процессов и запаниковали, а способ определения стоимости – биржи сразу затрясло от «сброса карт». Дал мощную осечку способ заработка: взял кредит – поиграл – отдал (если не проиграл). То есть доигрались в основном стихийным широким применением технологий заработка относительно «лёгких» биржевых денег «без принципов», минуя стадию труда в производстве, в реальной экономике. Технологий, суть которых – отоварить реальным товаром заменители «денег» и продать за реальные деньги прибавочную «дутую» стоимости. В обществе прорвался гнойник сложившейся экономической аморальной атмосферы в понимании смысла понятия «труд» и его эквивалента.

 Теперь «горе теоретикам» экономических отношений постепенно приходит осознание, что «крутизна» «дутых» стоимостей, денег и акций, в отличие от реальных, испаряется очень быстро. Что она, причинно-следственно, зависит не от качеств товара, труда товаропроизводителя и возможностей покупателя, а например, от: высказываний отдельных чиновников; неадекватной глобальной политики государства и её локальных провалов; лживых отчётов компаний и рейтинговых агентств; не выигранной маленькой затянувшейся войны; от общей спекулятивной доли виртуальных средств в экономике; от необоснованных трат и величины долга и т.п. И как следствие влечёт, общее снижение авторитета товара, предприятия или государства, его «крутизны» потребительских свойств со всеми вытекающими из этого последствиями для нематериальных активов. А технология биржевых торгов сегодня позволяет «хлопнуть» эти «пузыри» в течение нескольких дней. Но видно «теоретикам» экономических отношений ещё не пришло осознание, что реальные и виртуальные понятия это не соразмерные понятия и их приравнивать нельзя!

Всеобщее отсутствие эталонных базовых экономических понятий, базовых эталонных экономических принципов и правил, отсутствие эталонов честности и справедливости ведения бизнеса породил беспредел в сфере финансов и экономике. Общество потеряло общее понимание и управляемость процессами в экономике, пущенными в итоге «на самотёк». В обществе, одновременно, параллельно, не так заметно для обывателя как в экономике, прогрессирует глубочайший кризис права. Международное право, Устав ООН, Югославия, Ирак, Косово, Абхазия, Южная Осетия, Энергетическая Хартия, вот последние ключевые слова международного правового кризиса, который привёл к правовому коллапсу. Кто не видит этого – слепец. Таким образом, на фоне аморфных и многозначных, не эталонных, правовых понятий и формулировок, на фоне декларативного субъективного и политизированного права, общество пришло к отсутствию тождественной связи понятий законности, ответственности с понятием справедливости. У нас закон и справедливость, в том числе и в экономике есть не одно и тоже. Поэтому живём по своим, интуитивным понятиям. Нет понимания, что закон это и есть тот эталонный отредактированный демократическими механизмами справочник, относительно которого все понятия и формулировки права имеют относительную величину и однозначно трактуемый относительный смысл. Что создало аморальную общественную коррумпированную среду, желающую также как и финансовые «напёрсточники» жить и работать «не напрягаясь». Что породило «беспредел» в правовых формах реализации экономической справедливости. В этой лживой, беспринципной, несправедливой среде расползлись фундаментальные истоки мирового финансового кризиса 2008 года и пронизали всё общество. А кризис ликвидности на ипотечном рынке США был лишь фактором нестабильности мировой экономической системы с отсутствующим у неё механизмом стабилизации.

Всё вышесказанное, помноженное на глобальность взаимозависимой мировой науки, политики и экономики, глобальность информационной среды, технологий мировых торгов, привело к всеобщему распространению "заразы", к всеобщей анархии, спекулятивности и аморальности. Отсутствие причинно-следственного видения изменчивости свойств экономических объектов привело к широчайшему применению механизмов спекулятивного характера на валютном рынке - биржевых «игрищ», которые фактически являются элементарным спекулятивным средством лёгкого заработка. А других «работающих» способов объективного определения стоимости в таком современном обществе и такой мировой экономике создать не возможно.
 Но и эти фундаментальные причины мирового финансового кризиса не являются первообразными. Существуют ещё более фундаментальные корни. Они порождены отсутствием общей методологии познания, методологии формирования научных понятий и базовых принципов в общенаучной среде. Глобальный кризис общей теории познания, проявившийся в различных научных средах, закономерно проявляется и в экономической, точнее финансово-экономической среде. Глубокий кризис формирования однозначных понятий, особенно проявляется в правовой среде. При этом генетически, причинно, они имеют одну и туже природу ибо понятие, венчает процесс познания.

Уже  многие века, повсеместно в фундаментальной науке подменяются понятия и расцветают «революционные» лжетеории на этой основе. Кроме экономики этот процесс уже давно идёт в базисных для экономики «точных» науках. Науки, а затем уже и всё общество, в своём основании, общенаучно беспринципны. Так, например, в математике непознаваемое понятие "бесконечности" употребляется в конечных понятиях "предела, производной, математических неопределённостях". Отсутствие однозначного понятия "числа" приводит к понятиям "делителя нуля" и "порядка нуля". Отсутствие базовых понятий Евклидовой геометрии допустило их произвольное толкование и дало возможность появиться «сказочным» геометриям Лобачевского и Римана со «сверхпараллельными прямыми» и иными «сверхпонятиями». Плюс, к этим геометриям подменённое понятие «время» у Минковского породило противоречивый их симбиоз несоразмерных свойств - 4-х мерную интерпретацию единого «пространства-времени Минковского-Римана». В современной квантовой теории поля физическую сущность (природу) элементарной частицы и физического поля подменяют пространственно-временными их нефизическими характеристиками (математической метрикой, кривизной). А в теории относительности «гения всех времён и народов» Альберта Эйнштейна, фактически узаконен общенаучным признанием этой теории принцип познания: «Величина познаваемого свойства причинно-следственно, зависит от способа познания этой величины.» (подробно www.nbrilev.ru ) У Эйнштейна, понятие время - есть часы, длина - есть пространство, а от способа достижения одновременности, от способа измерения и времени и длины, как бы причинно, зависят и кривизна времени, и кривизна пространства, и даже биологические процессы старения в «парадоксе близнецов». Сотворив формальные эталоны времени и пространства зависимыми от скорости объекта, Эйнштейн «обосновал» зависимость от скорости объекта, времени на объектах, длины объектов, и даже продолжительности биологических процессов.

 Вот и в мировой экономике, как части общей научной среды, повсеместно подменяются и делаются зависимыми, от чего бы то ни было (от динамичности экономики, от политической коньюнктуры, от мировой роли США, от всесильности и сверхсаморегулируемости стихийного рынка и прочего), базовые эталонные экономические понятия:стоимость, деньги, эталон стоимости. А способом объективного их познания являются спекулятивные биржевые торги, на которых «суррогатными виртуальными инструментами» сиюминутно изменяются стоимости порой многовековых предприятий и отраслей, денежных масс, безотносительно к их неизменному эталону-эквиваленту. А точнее, от наплевательского отношения к любым базисным научно обоснованным принципам, к экономической морали и справедливости, к методологии формирования понятий стоимости, цены и денег, в итоге, приравняли «пузыри» стоимости и денег к их «кровным» собратьям, а эталоны сделали «резиновыми». А по сему теперь стало возможным, что «мыльный пузырь» не обеспеченной трудом прибавочной стоимости можно обменять на реальные деньги, а на виртуальные деньги купить реальные товары (услуги). Приравняли несоразмерные по своей причинно-следственной структуре и природе понятия. Экономику от всего этого «трясёт и лихорадит», а у реального производителя теряется интерес хлопотным производством зарабатывать деньги, ибо обществом создана аморальная, но несравненно более лёгкая тому альтернатива. По более лёгкому пути, естественно,  общество и «плывёт самотёком». И похоже уже "приплыло".

Можно какие-то локальные процессы в экономике временно приостановить, но не вскрыв глубоких причин, они будут нарастать с новой силой вновь и вновь, всё счаще и чаще, пока не выравняются в сплошной негативный невростенический хаос, к которому невозможно приспособиться. Признав именно эти фундаментальные причины мирового кризиса мы сможем понять, что нужно делать для его преодоления. Срок продолжительности этих кризисных тенденций зависит не от времени.  Кто указывает конкретную продолжительность, тот ничего не понимает в причинах изменчивости объектов, носителей свойств различной природы. От времени зависят только линейные процессы изменения свойств (y = kt, где t-время), а тут налицо многофакторный процесс, с глубокими обратными связями по различным каналам, с «широкополосным» противодействием ему мощных экономических структур, слоёв общества и правовых сред сильных мира сего. В том числе и структур - развитых экономически государств, прежде всего США, как носителя идеологии кризиса. А как известно из общепринятой практики, сами структуры, не могут себя реформировать по причине относительности подходов и относительности видения одних и тех же процессов. Срок выхода из кризиса зависит не от времени, а от тех событий в мировом сообществе, которые ликвидируют или изменят объекты – носители кризисных явлений и создадут новые объекты и механизмы их взаимодействия.   Скорее всего, устав от «мировых» противодействий, от бесконечных согласований и диспутов, на фоне гиперинфляции, исчезновения ресурсов и дряхления производства, на фоне общего ухудшения уровня жизни, мы будим свидетелями промежуточного этапа ухода от экономического глобализма и локализации рынков. Этапа локального их закрытия, замыкания «на себя», до состояния их локального оздоровления. А затем, последующего постепенного их «здорового» объединения, с утверждением новых эталонных принципов функционирования. Только тогда мы приблизим то светлое время окончания кризиса, когда наука и экономика перестанут быть лживыми, а базовые понятия и принципы станут общенаучными и эталонными. Когда внутреннее и международное право станет эталонным и однозначным, спекуляция станет не модной, стоимость, очищенная от «нематериальных активов» и цена приравняются, а деньги будут ходить только «эталонные». Когда зарабатывать на обмане потребителя станет сначала уголовно наказуемо, а потом аморально. И тогда мы увидим новую общественную и экономическую среду, с новыми структурами, в том числе и с новыми структурами определения объективной стоимости товара. Увидим, что все «игроки» желающие «поиграть» виртуальными деньгами и виртуальными акциями, будут иметь эту возможность только в отведённых для этого игорных районах по типу Лас-Вегаса, покупая и продавая виртуальную стоимость на локализованной виртуальной бирже, при этом, получая виртуальное удовлетворение от этих сделок. А деньги зарабатывать в реальном секторе, производящем реальную, а не лживую стоимость. И только тогда, глобальную экономику перестанет лихорадить циклически повторяющимися глобальными финансово-экономическими и политическими кризисами, а люди, предприятия и страны будут жить, и зарабатывать на отношениях свободного честного обмена своими товарами и другими качествами, строго регламентированными общими принципами и правилами. И только тогда общество станет по настоящему экономически справедливым и честным, ибо справедливость и честность, есть понятия, имеющие однозначную объективную величину и смысл лишь в сравнении с объективными эталонами этих понятий, выраженными в однозначных нормах права. Ещё про кризис ( сценарий протекания кризиса, пути выхода, продолжительность кризиса) >>>

Продолжение статьи Н.Брылёва : ТОРЖЕСТВО БЕЗОТНОСИТЕЛЬНОСТИ ИЛИ КРИЗИС ТЕОРЕТИЧЕСКОГО ПОЗНАНИЯ >>> Кризис теоретического познания во всей полноте проявляется и в глубоких кризисных процессах юридического права.>>

Николай Брылёв  www.nbrilev.ru

 
одержание и карта сайта Филосоыия Относительности
Оставить сообщение Автору проекта  " Философия относительности"
 
Яндекс цитирования
Rambler's Top100