одержание и карта сайта Филосоыия Относительности
Оставить сообщение Автору проекта  " Философия относительности"

Н.И.Брылёв    Статьи...

ТОРЖЕСТВО БЕЗОТНОСИТЕЛЬНОСТИ ИЛИ КРИЗИС ТЕОРЕТИЧЕСКОГО ПОЗНАНИЯ

8. ГЛУБОКИЙ КРИЗИС ПРАВОВОЙ СИСТЕМЫ ИЛИ ОБЩИЕ ПРОБЛЕМЫ ПРАВА.

 Общий подход к познанию позволяет выявить причины глубоких фундаментальных кризисных явлений в правовой среде. Кризис правовой системы обусловлен теми же проблемами, которые характерны и для всего теоретического познания.

Что по сути представляет собой правовая система (право)? По сути, право - это способ реализации, способ достижения справедливости. Способ реализуется путём введения единых норм этой справедливости, норм права. По большому счёту, какие нормы, как они формулируются и применяются, такие и результаты широкомасштабной реализации справедливости. На самом деле, данный способ полностью коррелируется с работающими на практике, известными в естествознании принципами и способами познания. Это способ познания величины и природы юридических объектов (событий (деяний), последствий деяний, ответственности и пр.), в сравнении с выработанными эталонными нормами. В сравнении познаётся величина соответствия (несоответствия) этим нормам деяний людей и их сообществ (структур, организаций, коллективов, предприятий, партий и пр.) В сравнении с природой выработанных норм устанавливается и причинно-следственная природа деяний. Разрабатываются способы недопущения, профилактики их появлений. Формируется правовая среда содержащая объекты, при взаимодействии с которыми объекты общества изменяют свои свойства в нужном для всего общества направлении. Формируются единые "единицы измерения"справедливости, понятия деяния, ответственности, вины и применяется к данному понятию соответствующая норма права. Выясняется величина ответственности, вины, наказания.

Действительно, из общего определения познания, применительно к деяниям следует.

Объективное познание объекта-деяния – есть определение относительной, сравнительной характеристики (величины) его свойств, относительно познанных ранее эталонных понятий (величин) норм, этих свойств, определение вида причинно-следственной зависимости относительного объекта-деяния (как целого) от его свойств-подпонятий и, наконец, формулирование понятия деяния (убийство, кража, взятка, вред по неосторожности и пр.).

Задача демократических институтов заключается в том, что бы выработать демократическими механизмами общественные эталонные нормы права, в сравнении с которыми объективно познаётся любое деяние. Так доложно быть исходя из общенаучного подхода к познанию.

Так должно быть, ибо это и есть часть общенаучной методологии познания величины и природы любого свойства, в том числе и справедливости. Но так ли есть на самом деле?

Право - это теория, которая должна вытекать из принципов объективного познания. К сожалению, принципы познания в науке нуждаются в глубочайшей ревизии. Вот и правовая практика, дитя беспринципной теории, по той же причине, имеет проблем "выше крыши". В итоге многовекового бессистемного, беспринципного правостроительства, нормативная правовая база, формализованная для массового употребления переполнена неконкретными, безотносительными, бессистемно сформированными, а значит, не однозначно трактуемыми понятиями права. Эталоны права получились "резиновые", величину которых определяет правосудие. По этой же причине у нас право и справедливость, есть не одно и тоже. Казалось бы, кому собственно нужно правосудие, не отражающее представления общества о справедливости? Оказывается надо, и надо до сих пор значительной части этого общества. Кроме того, что аморфное право позволяет обосновывать и пропихивать любые решения, эта ситуация очень удобна для самого правосудия как профессиональной среды, ибо позволяет «распухать» системе правосудия за счёт необходимости полного охвата этой бессистемной разрастающейся глыбы норм и законов, за счёт необходимости их всестороннего толкования, за счёт необходимости контроля за судебной деятельностью и контроля за контролем деятельности (апелляционные, кассационные инстанции (суды), Верховный суд, Высший арбитражный суд, Конституционный суд, Коллегии, аппарат Президента). Позволяет «кормиться» на всех уровнях не только за счёт государства, а также за счёт истцов и ответчиков. При этом, один и тот же правовой прецедент, трактовать и обосновывать каждый раз по-разному, в зависимости от социального, коньюктурного или административного "спроса" на то или иное решение суда. Но политику глобального распространения конкретных прецедентов на последующие аналогичные правовые случаи принять до сих пор не представляется возможным, ибо при таком аморфном трактовании "резиновых" норм, и при таких "общих принципах" рассмотрения деяний, прецедентов плодится множество. Структурам – носителям и выразителям права и структурам, которым поручено совершенствовать право позволяет жить сам «процесс совершенствования», уходящий временем своего окончания в бесконечность. Окончание этого процесса есть момент вренени физической смерти этих структур. И всё это удаляет право от его сути, от задач, цели - формализованного для массового употребления выражения справедливости. Налицо глубокий, системный кризис права.

Что такое правосудие и правозаконность? Это способы реализации права, способы реализации справедливости. Один (правосудие, право присяжных) - имеет "меру" справедливости, определяемую субъективно, "на глазок", по ощущениям судьи, по бытующим в определённых кругах мнениям и представлениям. Именно этот способ подвержен субъективизму, давлению, ошибкам и коррупции. Другой (правозаконность) - пытается уйти от субъективности, прийти к эталонным формам выражения и реализации справедливости, путём определения величины ответственности в сравнении с эталонными, неизменными и однозначно трактуемыми нормами права. Именно этот способ максимально защищён априори от субъективизма, коррупции и внешнего давления, ибо не позволяет варьировать эталонами. Именно второй способ, правозаконность, коррелируется с объективными способами познания, повсеместно употребляющимися в классических, не замусоренных новейшими лжепонятиями математике и физике, алгебре и геометрии. Именно второй способ использует общепринятые неизменные эталоны: число (как отношение с единичной частью), числовая единица (как выражение эталона), эталонная единица измерения (1 метр, 1 кг, 1 сек), единая ось проекции, единая система отсчёта и пр.). Именно второй способ использует работающий принцип познания: Величина и природа познаваемого объекта не зависит причинно-следственно от способа познания этой величины. Именно при помощи второго способа открыты и сформулированы вездесущие и всемогущие законы природы. Законы сохранения энергии. Законы механики и термодинамики.

Но понимания этого в современном огуманитаривающемся обществе нет. В итоге, субъективное правосудие и беспринципное право породили вековую, но злободневную и ныне народную мудрость: «Закон, что дышло. Куда повернёшь, туда и вышло». Безотносительность, порождающая неоднозначность и неопределённость, смысловая схожесть юридических понятий права,  построение на их основе юридических формулировок, создаёт правовой беспредел в их практической реализации, плодит многочисленный институт зависимых «толкователей права», величина полезности которых для общества, не очевидна и не определена, а вот величина обременительности прописана в бюджете конкретными цифрами.

 Сама правовая база, лишённая основополагающих принципов строгой методологии её формирования,  распухла до состояния невозможности её качественного усвоения средним гражданином. А бытующее положение «незнание закона не освобождает от ответственности за его не исполнение» звучит как издевательство над населением, не положившим свою жизнь на алтарь изучения права. И при всём этом нагромождении «перекрывающихся» «резиновых» норм мы получаем закономерный итог - значительное количество положений права без особого труда обходится по другим правовым каналам. Естественно, при таких аморфных формулировках права, выходит на первый план узаконенный принцип состязательности в судебном процессе между сторонами защиты и обвинением, как единственный способ создать видимость хоть какой-то системной реализации справедливости. Право беспринципного неоднозначно сформулированного закона подменяется субъективным его толкованием – правосудием, правом присяжных, не защищённых ни от субъективизма и предвзятости, ни от коррупции и внешнего давления.

Конституция Российской Федерации декларативна, содержит неоднозначно трактуемые понятия, нуждается в дополнительном толковании её положений. По данным Конституционного суда, только в 2008 году рассмотрено более 17 000 обращений за разъяснениями (официальным толкованием) норм Конституции и соответствия её нормам других нормативных актов.

По данным сайта Высшего Арбитражного Суда РФ www.arbitr.ru статистика арбитражной практики рассмотрения хозяйственных исков, за период 1-х полугодий 2007 и 2008 годов подтверждает, что справедливости у правосудия убавилось в следствии увеличивающегося количества апелляций (около 18% всех рассмотренных дел) и отменённых решений первичных судов. А что такое апелляция - это факт несогласия с несправедливым, по мнению стороны, решением суда. А что такое отменённое решение первичного суда - это факт-подтверждение возможности произвольного толкования первичным судом безотносительных и методологически не сформированных "неэталонных" норм права, а также факт низкой степени ответственности судьи, его низкого профессионального уровня. Достичь же должного профессионального уровня в системе с отсутствующими базовыми принципами, методологией формирования эталонных понятий права невозможно. Ибо системность работы определяет уровень профессионала.

И к ответственности судью за необоснованное принятие решения не привлечь, ибо сама норма, как правило, диспозитивна и официально допускает возможность её многозначного трактования. Да и по закону прекратить полномочия судьи можно только 2/3 голосов квалификационной коллегии, в которой заседают на 2/3 судьи и на треть - представители общественности. Если судьи проголосуют единообразно, то влиянием общественности можно пренебречь. По этой причине, прекращаются полномочия только по очевидным, вопиющим, ярким и общественно резонансным нарушениям. "За последние четыре года в Российской Федерации привлекли к дисциплинарной ответственности 1498 судей", сообщил председатель Высшей квалификационной коллегии Валентин Кузнецов, "за четыре года 279 судей досрочно лишены полномочий. Остальных предупредили". Это в среднем, получается, что 0,75 судьи в год лишены полномочий в каждом из 83-х субъектов РФ . При этом, в среднем, в каждом субъекте за один год были отменены (изменены) в апелляционных и кассационных инстанциях 132 обжалованных решений первичных судов (каждое 4-е, 5-е рассмотренное дело в апелляции или кассации). А сколько людей и организаций по различным причинам "махнуло рукой", на право обжаловать решение суда, после шока от вынесенного первичного решения?

 Практическая реализация сконструированного правосудия порождает правовой и общественный нигилизм населения, размывает и извращает понятие справедливости и общих человеческих эталонных ценностей. 

Последние тенденции реформы правовой системы и судебной власти, озвученные Президентом РФ Д.А.Медведевым, лишний раз показывают, что чиновники от исполнительной и законодательной власти не желают понимать причин глубокого кризиса правовой системы.  Реформы направлены не на наведение системного порядка в юридические, эталонные понятия права, не на изменение декларативного характера Конституции страны и первичных производных кодексов и законов, не на введение в Конституцию нормы об обязательном однозначном трактовании всех понятий и норм любого права, а на построение «независимой судебной власти». На сохранение субъективного характера правосудия, при этом изолированного от влияния извне, в том числе видимо и от общественного контроля. Построение «независимой судебной власти», горько напоминает изготовление в лабораторных условиях «абсолютно замкнутой системы» из области теоретической физики, которых, как известно, в природе нет и быть не может. Что доказывает естественное непонимание, в следствии особенностей чиновничьего гуманитарного образования, либо сознательное «нежелание видеть» реформаторами команды президента глубинных причин кризиса правовой системы, в том числе и причин глубокого кризиса международного права.

 Кризисному состоянию международного права, подвела черту проблема Косово и грузинская агрессия на Кавказе, нулевая дисциплинарная полезность Энергетической Хартии (газовые кризисы с Украиной). А незадолго до того, были бомбёжки Югославии и аккупация Ирака. Судилища Милошевича и Караджича. Задекларированное ООН «право наций на самоопределение» упёрлось в многозначность трактования безотносительных, методологически не сформированных понятий «право», «нация» и «самоопределение». Многозначность права, проявляется в неоднозначных (двойных, тройных и пр.) стандартах его реализации. О каких стандартах реализации можно говорить если нет мировых стандартов у права. Проблемы международного права идентичны проблемам нашего внутреннего, что подчёркивает глубочайший системный кризис теории любого права вообще, как части системного кризиса теории познания.

Дело в том, что конкретные понятия права, выраженные как множества своих свойств, перекрывают свойства-множества других понятий, образуя общие группы смысловых синонимов. Отсюда их значительная схожесть как синонимов - понятий близких по смыслу. Ведь, к примеру, понятие «нация» у романо-язычных народов, коими являются ведущие страны запада имеет синоним «государство», а значит, с их точки зрения, абхазы и осетины не нация, ибо не государство и не имеют право на самоопределение. Понятие «самоопределение» в международном праве также не является однозначным и эталонным. Понятия «народ», «нация», «государство» перекрываются смысловыми значениями своих свойств. Но если это в значительной степени синонимы, как можно им определять кардинально различные права возможности самоопределения или не возможности самоопределения? Вот вам теоретическое и правовое обоснование "двойных" стандартов. Только они повсеместно присутствуют в любом ныне здравствующем, а не только международном праве. Видно мало крови и ещё нужны тысячи жертв, что бы понять истину: «Для того, что бы любое право исполнялось однозначно, оно должно, для начала, трактоваться и пониматься однозначно всеми правоприемниками. Для того, что бы любое право трактовалось однозначно, все понятия права должны быть однозначными эталонными понятиями, а значит, общепринятыми и методологически системно сформированными, имеющими общее согласие на их применение и неизменными для всех». И нельзя «пинать» и склонять эталоны-понятия как вздумается в правосудии, вкладывая в них угодный по моменту и месту смысл, ставя их в зависимость от чего бы то ни было, например, от скорости, как длина и время у Эйнштейна (см.глава 5), ибо последствия этого могут быть, в том числе и очень кровавыми. Данные «релятивистские эффекты» в международном праве стоят человечеству многотысячных жертв, а в гражданском и другом праве, стоят утраты тождественности между законностью и справедливостью. Без принятия правозаконности, как основного, объективного принципа познания справедливости, кризис международного и любого права будет неизбежно углубляться. Что удалит право от его стратегической цели – объективного, формализованного для массового употребления эталонного выражения справедливости, её одинаковой реализации.

Отсутствие общего системного правового (правозаконного) подхода в познании объекта-понятия «коррупция» как причинно-следственной системы познания, обрекает на огромные государственные расходы и заведомо «неудовлетворительный» результат борьбу с ней. В конце 2008 года вышел Федеральный закон от 25.12.2008 N 273-ФЗ "О противодействии коррупции", а 5 марта 2009 утверждена методика его применения "МЕТОДИКА ПРОВЕДЕНИЯ ЭКСПЕРТИЗЫ ПРОЕКТОВ НОРМАТИВНЫХ ПРАВОВЫХ АКТОВ И ИНЫХ ДОКУМЕНТОВ В ЦЕЛЯХ ВЫЯВЛЕНИЯ В НИХ ПОЛОЖЕНИЙ, СПОСОБСТВУЮЩИХ СОЗДАНИЮ УСЛОВИЙ ДЛЯ ПРОЯВЛЕНИЯ КОРРУПЦИИ." Анализ данных документов, проведенная мной "Экспертиза на коррупциогенность антикоррупционного законотворчества", показывает, что данный подход , не является системным, причинно-следственным, научно обоснованным подходом, а "методика...." не является методикой по её определению, ибо не содержит ни перечень основных правил и принципов, ни алгоритма проведения экспертизы, ни многого другого. Реализованный подход лишний раз доказал отсутствие методологии познания в нашем законотворчестве. Коррупционеры всех мастей могут расслабиться. Решение проблемы коррупции, в ближайшее время, не предвидится. А вот налогоплательщикам расслабляться не следует. Аппарат антикоррупционного противодействия пополнится в ближайшее время новыми структурами, которые нужно кормить. Коррупция, по своему влиянию на общественные процессы, на формирование отдельной личности и облик поколения, на образование, на подготовку кадров, на кадровые выдвижения и профессиональный состав государственных и иных структур, на общую веру в демократию и судебную справедливость, на общечеловеческие ценности и многое другое, заслуживает не такого подхода, который отражён в «Методике….» и Законе «О противодействии коррупции».

Общество и так наплодило глыбу структур государственной, муниципальной, региональной исполнительной власти, структур контролирующих и фиксирующих, разрешающих и регламентирующих. При этом не прослеживается общего системного подхода в их создании, формировании и принципах существования. Как они создавались раньше – административно, так и реорганизуются ныне - административно. Их величины структур и делегированные свойства (полномочия) системно не являются изменяемыми при взаимодействии с объектами общества. Это структуры без реальной, действующей обратной связи. По этой причине, данные организации, вскоре после их административного создания, начинают жить сами по себе, плодясь и размножаясь в соответствии с законами природы. Кормятся они за счёт бюджета (налогов и продажи природных ресурсов), а также «подрабатывают» за счёт реализации «услуг» производителям и населению. При этом, часто самостоятельно выдумывая и навязывая различного толка услуги, плодя платные документы (справки, уведомления, согласования, заявления и пр.), доводя рядовых граждан до состояния психического расстройства при столкновении со «стихией» не изменяемого ими аппарата. Демократические институты не могут в принципе, по разным объективным причинам, справиться с их регулированием, а другого механизма саморегуляции в законах не заложено. Их функции, как у понятий права, перекрываются, размывая ответственность по нескольким структурам и множа коррумпированный аппарат, зарабатывающий на делегированных ему обществом полномочиях. Работоспособное общество уже не может достойно прокормить своим трудом одновременно и пенсионеров и огромную фискальную, административную, бюджетную сферу, армию подрабатывающих чиновников, разросшуюся в два раза за последние 15 лет, которая живёт в условиях законов рынка по особенным, нерыночным, только ей присущим законам, часто ими же и выдуманным.  По этой причине, реформа пенсионной системы невозможна без наведения системного порядка в этой сфере. Эта сфера нуждается в глубокой, революционной системной оптимизации. 

Аппарат всевозможных структур, кормясь в значительной части за счёт налогов, изымая большую часть прибыли у законопослушного производителя, сводит к нулю экономический интерес последнего «по такой узаконенной справедливости» развивать своё производство. У сотрудников аппарата, занятых в этих структурах, объективно формируется определённое, аморальное мировоззрение на реальную возможность способа своего существования. При этом, у чиновников, как правило, нет проблем с совестью, ибо совесть есть разница между реальными поступками человека и их субъективно-«эталонным» представлением о правильности, справедливости и честности этих поступков. Представление же сформировано их служебным бытиём и полностью соответствует представлению о правильности их поступков. А в этом бытие господствуют нерыночные, аморальные законы блата и лизоблюдства, подменяющего профессионализм, законы угодничества и иждевенчества, мздоимства и ведомственности. Этих людей становится всё больше и больше в обществе, они уже сформировали значительную часть уродливого общественного сознания. Следует, наконец, дать научную, причинно-следственную оценку явлению коррупции - коррупция порождена способом существования государственных объектов (структур) общества. Вы где-то из уст чиновников - «борцов» с коррупцией об этом слышали? А с чем, системно и причинно-следственно, и как тогда бороться?   Кто это будет делать? Именно правовой, профессиональный и общенаучный подход к изменению способов существования структур и чиновников, подход к изменению понятий, норм и законов, инструкций и положений, должностных обязанностей, а не матрёшечное нагромождение контролирующих структур может решить застарелую наиважнейшую проблему общества - коррупцию.

Ещё одна наиважнейшая проблема порождённая современным беспринципным состоянием права - это проблема ответственного (безответственного) общества. Эта проблема порождена отсутствием эталонов ответственности и общих принципов определения её величины. Что мы в итоге получили? За умышленное убийство с особой жестокостью, убийца получает срок. Пьяный автолюбитель убивший несколько пешеходов на остановке, получает срок до 10 лет. Загулявшей и "залетевшей" матери по закону допустимо "скинуть" нежеланное дитя на воспитание обществу и налогоплательщикам. Допустившему самозахват земли самостроем - в худшем случае штраф и только единичные случаи "под бульдозер" (Калининграл, Куршская коса). Производителю реализовавшему безвреднобесполезных лжелекарств на миллионы (дело по компании Брынцалова "Ферейн"), положен по закону, штраф в 50 000 рублей и не более. Убившему девятилетнюю девочку на пешеходном переходе, скрывшемуся с места преступления, перекрасившему машину и отремонтировавшему бампер от удара водителю - 4 года поселений. Заключивший договор руководитель предприятия совершенно спокойно уходит от ответственности за неисполнение своего договора согласно ( ст.333 ГК РФ . "Если неустойка явно несоразмерна последствиям неисполнения договора, она может быть по решению суда уменьшена") При этом, "последствия" и "явная несоразмерность", а также величина уменьшения определяются судом "на глазок", по ситуации, несмотря на многочисленные аморфные информационные письма вышестоящих судебных инстанций, разъясняющие аморфными фразами, что последствием и может быть сама неустойка, "ущерб существенным", "процент, чрезмерно высоким" и пр. В итоге, аморфный Закон нивелирует договорную ответственность лица его заключившего! Примеров правовой безответственности в нашем праве сотни. Повальная разрастающаяся в исторической перспективе правовая безответственность, грозит высокотехнологичному обществу и среде его обитания глобальными техногенными, экологическими, политическими катастрофами.

Почему такая ситуация с ответственностью стала возможна? Потому, что право беспринципно, а понятия диспозитивны, многозначны и аморфны. Сама правовая база не побуждает к ответственности, ибо принципы определения величины ответственности ничтожны, диспозитивны (неоднозначно трактуемы), в смысловом отношении не проработаны или себя дублируют. Не будем голословны.

Что такое ответственность? ЮРИДИЧЕСКАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ — предусмотренная нормами права обязанность субъекта правонарушения претерпевать неблагоприятные последствия; (Большой юридический словарь (БЮС)).

Данное понятие методологически не сформировано, непознано в величине. Оно не содержит методологии определения величины ответственности. Скидывает на суд обязанность определения величины. Может существуют некие принципы определения ответственности? Оказывается существуют, но они не являются принципами определения величины ответственности?

К принципам юридической ответственности, согласно того же словаря (БЮС)относятся:

а) ответственность только за противоправное поведение, а не за мысли;

Обратите внимание на смысловую "глубину и теоретическую прароботку" формулировки "ответственность не за мысли". То есть, человек не несёт ответственности за то, чего для других не существует (для окружающих не материально), за мысли, которые только у него в голове и никак себя не проявляют внешне. Ибо, если мысль как-то проявлена (например, высказана публично вслух), то ответственность уже предусмотрена. И может быть весьма существенной, уголовной (оскорбление должностного лица, побуждение к свержению государственного строя, разжигание национальной вражды и пр.). Просто "образец триумфа" теории права.(Авт.)

б) ответственность лишь при наличии вины в действиях правонарушителя;

При этом есть юридическое понятие "вины". ВИНА - психическое отношение лица к своему противоправному поведению (действию или бездействию) и его последствиям. Означает осознание (понимание) лицом недопустимости (противоправности) своего деяния…(БЮС). То есть, согласно данного принципа, если нет "осознания" лицом своей противоправности - нет и ответственности. Вот как! Как в анекдоте про судью.

Судья: - Виновный, осознаёте Вы свою вину? Подсудимый: - Нет, Ваша честь! Судья: - Ну, на нет и суда нет. Вы свободны.(Авт.)

в) законность;

ЗАКОННОСТЬ - верховенство закона, неукоснительное исполнение законов и соответствующих им иных правовых актов всеми органами государства, должностными и иными лицами (БЮС).

При чём здесь законность и принципы ответственности? Может хотели сказать, что закон определяет величину ответственности? Но на каких общих принципах закон это определяет? А других принципов нет, они все здесь.То есть, пока мы не увидели в праве строго сформулированных принципов определяющих величину ответственности. (Авт.)

г) справедливость;

(От лат. justitia (юстиция) — справедливость) Тоже, что и правосудие - форма гос. деятельности, которая заключается в рассмотрении и разрешении судом отнесенных к его компетенции дел — об уголовных преступлениях, о гражданских спорах и др.(БЮС).

Этим принципом ставится знак равенства между справедливостью и госдеятельностью? Обратите внимание не между справедливостью и законностью, а между справедливостью и госдеятельностью. То есть, госдеятельность госструктуры, есть по определению - сама справедливость.Вот в чём кроются корни построенного бюрократического, чиновничьего государства. (Авт.)

д) целесообразность;

Это субъективное, безотносительное, диспозитивное понятие, юридически не определено. Разве может быть однозначным принципом познания ответственности понятие "целесообразности", когда цели, сообразно которым совершается определение ответственности у сторон истца, ответчика и судьи существенно разняться? Вот его и толкуют кому как вздумается. (Авт.)

е) неотвратимость наказания.

Понятие юридически не определено, не имеет величины, а значит непознаваемое, безотносительное к эталону, методологически не сформировано. Неужели не понятно теоретикам права, что отпугивает безответственных не неотвратимость, а возможная величина ответственности. Нивелирование величины ответственности это и есть уход от ответственности, это и есть нивелирование неотвратимости ответственности должной величины. Сам по себе данный принцип неотвратимости не содержит и намека на принцип определения величины наказания (величины ответственности). Но именно в величине наказания заключается степень ответственности. Это самый вредоносный принцип определения величины ответственности, который прикрывает безответственность.

Никто не желает разобраться в природе понятия "ответственность" и способах познания её величины. Но при этом, все хотят жить в ответственном обществе! А как не хватает праву главнейшего принципа определения величины ответственности: Величина ответственности за деяние, должна соответствовать величине наступивших последствий в результате этого деяния.(Авт.) Этого принципа в праве сегодня нет. Но этого принципа в праве нет не потому, что это (как говорят некоторые) возврат к средневековью, а потому что, во-первых, в нынешнем диспозитивном праве высока вероятность дознавательной, доказательной, процессуальной и судебной ошибки, не позволяющая правозгласить данный принцип в качестве главнейшего. А во-вторых, затруднительно порой подобрать единый эталон (единую меру) для ответственности и для последствий. Затруднительно подобрать, но если подумать, то подобрать можно. Например, в экономике, меру полезностей товаров различной природы подобрали, и ей являлся до 1971 года единый золотой эталон (мера стоимости, а затем денежная, золотосодержащая денежная единица). И в праве, если подумать, можно подобрать единый эталон. Например, одним из критериев может быть время (величина ответственности за деяние = времени на ограничение свободы = времени на отработку (компенсацию) ущерба = времени затраченного на ликвидацию последствий пострадавшим лицом + профилактическая надбавка за общественную опасность). Здесь конечно могут быть варианты, но важен общий, принципиальный подход. Как бы то ни было, но именно этот принцип должен восторжествовать, после торжества методологии формирования однозначных юридических, научных понятий, норм права и строгих принципов. Именно такой, общенаучный подход должен быть в системе доказательств вины и системе дознания, позволяющей свести вероятность ошибки к величине близкой к нулю. Ибо, именно этот принцип полностью коррелируется со сформулированным в 17 веке законом природы (третьим законом механики): "Сила действия, равна силе противодействия". Но общество разучилось уже давно жить по объективно существующим законам природы, законы природы сегодня по мнению "достойных наследников А. Эйнштейна" кое-где и не выполняются. Например, в постулатах квантовой механики постулировано, что в микромире не все законы классической механики выполняются, а нынешний министр финансов США Тимоти Гартнер заявил, что в условиях современного финансового кризиса законы экономики не работают. Хотя никому из данных "трактователей" законов природы, не может прийти в голову, что не могут законы природы не исполняться. Что не работают не законы природы, а постулаты, догмы, аксиомы и сомнительные "общие" формальные правила придуманные некоторыми "причисленными к лику святых" нобелевскими лауреатами. Эти правила возведены в ранг объективных законов природы, а на самом деле, являются их частными случаями, выполняющимися в строго определённых условиях.

Законы в природе и обществе едины для всех объектов природы и общества. А я предполагаю, что закон вообще один и его сформулируют, будьте уверены. Даже если их и несколько, их не следует подменять и отменять, они и без этого работают на все сто. Им можно только следовать или не следовать. По законам природы, все объекты общества способные зарабатывать должны зарабатывать (быть вовлечены в процесс обмена), а не получать просто так (изъятые у других) материальные блага. И принципы существования данных объектов должны быть построены на принципах свободного обмена полезностями, как в классической экономике, как в экосистеме, как при взаимодействии свойств. Единые законы отношений между объектами общества, единые эталонные нормы права, обеспечивают инерциальную среду развития общества в целом, его одинаковую и одинаково изменяющуюся мораль.

Не с той стороны беруться за дело, господа реформаторы общественного, экономического и правового (Конституционного) устройства. Наивно думать, что повсеместное совершенствование администрирования, увеличение президентского, чиновничьего или депутатского срока с 4, до 6 или даже 8 лет решит эту проблему. Такой подход только убеждает избирателей, стоящих не у власти в том, что власти всех мастей сделали сперва единую, безальтернативную монополитическую основу, а затем объединившись, материализовали политическую власть в законную, более длительную кормушку. Кризис недоверия к власти от подобных "Конституционных реформ" только укрепляется. Это фактическое направление политического курса на построение чиновничьего, административного, коррумпированного государства, с монополизированной властью, с монополитическим устройством.

Не имея ясного, глубокого, системного, причинно-следственного видения решения общественных проблем, отдельному человеку и даже его слаженной команде не в силах административными средствами  на длительную перспективу изменить общество, в бурно разрастающемся, многофакторном, динамичном мире.

Разобравшись с методологией познания, надо наводить системный, саморегулирующийся порядок в науке, образовании, просвещении, в сфере объектов управления, в силовых и административных структурах, в экономике и всех остальных сферах общества. Общая методология познания позволяет выявлять наиболее общие законы природы и принципы создания саморегулирующихся структур с обратной связью, с заведомо известными свойствами. А затем, надо учиться жить по этим законам и строить государственную саморегулирующуюся систему управления в соответствии с ними, а не им вопреки, создавая повсеместные "косяки несуразиц" и кризисы.

одержание и карта сайта Филосоыия Относительности
Оставить сообщение Автору проекта  " Философия относительности"
 
Яндекс цитирования
Rambler's Top100